Прямой интерес США просматривается в падении цен на нефть

Обвал цен на нефтяном рынке все сложнее объяснять чисто рыночными причинами. Слишком много признаков того, что крупнейшие игроки этого рынка прямо влияют на происходящее. Если это предположение корректно, кто именно, каким образом и зачем роняет стоимость важнейшего в мире энергоносителя? На это есть как минимум три версии.

Еще в прошлом году цены на нефть за очень короткий срок рухнули вдвое. Сейчас черное золото стремится уйти ниже 40 долларов за баррель, и это уже трехкратное падение. Объяснение, что цены упали, так как на рынке увеличилось предложение и сократился спрос, устраивает далеко не всех.

«Нынешний обвал цен на нефть США затеяли, чтобы ударить сразу по трем неподконтрольным центрам – Ирану, России и Венесуэле»

Есть несколько версий того, кто может стоять за обвалом нефтяных котировок.

Версия первая: США

Константин Симонов из Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) считает, что Вашингтон обваливает мировые нефтяные котировки, чтобы наказать Россию. Причем США действуют самостоятельно, без Саудовской Аравии.

Симонов убежден, что изменение нефтяных цен – это не рыночная история. Цена на сырьевые товары определяется не объемом спроса и предложения, а количеством денег, которые крутятся на рынке фьючерсов, то есть на спекулятивных рынках.

«Инструментом для снижения или увеличения цен на нефть является монетарная политика США, регулирование притока и оттока денег на рынок фьючерсов и курс доллара», – говорит Симонов. Так, в 2014 году падение цен было спровоцировано отказом США от политики количественного смягчения, которую они как раз запустили в период кризиса 2008 года для поддержки реального сектора. Все эти деньги оказались на рынке фьючерсов и способствовали тому, что цены на нефть сначала выросли. Потом за счет резкого изъятия этих долларов цены на сырье – в том числе на нефть – пошли вниз.

«Сейчас главным обстоятельством падения цен на нефть является вовсе не ситуация с Ираном, Саудовской Аравией или Китаем, а курс доллара, который Вашингтон сознательно укрепляет путем разогревания ожиданий от сентябрьского заседания ФРС и решения о повышении учетных ставок», – отмечает Симонов. Так как нефть торгуется в долларах, то ослабление доллара ведет к росту цен на нефть, а укрепление американской валюты, как сейчас, – к падению.

Обратной стороной такой политики является то, что, наказывая Россию, США наказывают и себя: низкая цена на нефть бьет по американским сланцевым проектам. Именно этим и объясняется тот факт, что во второй половине 2014 года нефть пошла вниз, а в первой половине 2015 года – снова вверх.

Как Соединенные Штаты контролируют всю планету «Я могу объяснить это тем, что США начали за уши вытаскивать свои сланцевые проекты, которые уже в конце 2014 года стали проседать», – говорит Симонов.

Вашингтон дал передышку своей сланцевой индустрии, но второй обвал нефтяных котировок спровоцировал также по политическим мотивам, считает Симонов, хотя не настаивает на том, что это единственно верная трактовка. «Мне кажется, что изначально был расчет на то, что российская экономика моментально рухнет после первого обвала цены на нефть. Но этого не произошло, поэтому была взята пауза, а сейчас наступил новый этап экономического давления на Россию», – рассуждает глава ФНЭБ.

Уже скоро, в сентябре, ФРС США может-таки повысить ключевую ставку, что будет способствовать еще большему укреплению доллара и обвалу нефти. Сейчас некоторые экономисты стали сомневаться, что это произойдет обязательно в сентябре, но в том, что это случится до конца года, уверены многие.

Чем закончится новая атака Вашингтона? Симонов уверен, что так же, как и предыдущая – ростом цен на нефть: «Производители сланцевой нефти снова завопят, а для США это важная вещь, это не только вопрос занятости в отрасли, это вопрос их энергетической стратегии, предполагающей серьезное сокращение зависимости от арабского импорта. Если они сейчас начнут губить сланцевые проекты, это может привести к драматическим последствиям».

Начавшимся разговорам в СМИ о том, что американским добытчикам сланцевой нефти удалось существенно снизить себестоимость добычи, эксперт не верит, потому что публикуемая из-за океана статистика это не подтверждает. «Об этом говорили и в 2014 году, однако, как только цена ушла за 50 долларов, сланцевые проекты сразу начали лопаться. Сейчас начинаются очередные фантомы о том, какие чудеса творятся в американских сланцах, цена уже 30, а они все рентабельны. Однако я смотрю статистику и почему-то не вижу этих чудес. Наоборот, первое полугодие – просто катастрофа», – говорит Симонов.

«Мой прогноз – мы повторим синусоиду 2014 года. Не исключаю, что цена на нефть в какие-то периоды может упасть и ниже 30 долларов, но постепенно она будет возвращаться в коридор 50–60 долларов. Но когда произойдет смена тренда – сказать сложно. Но, конечно, не через два года, а раньше», – говорит Константин Симонов.

По версии эксперта, Саудовская Авария действует сейчас не в одной лодке с США. Она не сокращает добычу даже не потому, что боится потерять долю рынка, главная причина в том, что США унизили саудитов иранской сделкой. «США даже не предупредили саудитов о том, что они меняют отношение к Ирану. Они показали всему арабскому миру, что Саудовская Аравия не является привилегированным партнером США», – считает Константин Симонов.

«Саудовская Аравия забрала квоты Ирана в Европе. А Иран говорит, верните их, вы мне должны за те годы, пока я не присутствовал на европейском рынке. Это означает, что Саудовская Аравия должна добровольно сократить добычу не просто для того, чтобы увеличить цены на нефть, а для того, чтобы Иран заработал. Естественно, это унизительно для саудитов. Что делает Саудовская Аравия? Она демонстративно наращивает добычу. Я думаю, что это связано не с попыткой заработать на объемах, а с попыткой показать Ирану, что никаких квот он от саудитов не получит», – объясняет Симонов.

В ОПЕК, по его мнению, все идет к серьезному кризису, потому что в организации нет понимания, что они будут делать с Ираном. Борьба Саудовской Аравии с Ираном в ближайшие год-два может привести даже к переформатированию организации, не исключает глава ФНЭБ.

Читать полностью: Деловая газета «Взгляд»